Руководство разделено на шесть частей, в которых описываются ключевые концепции законодательства, основные особенности регулирования денежных переводов в сфере виртуальных валют. Третья часть практически полностью повторяет документ 2013 года, в котором описывались принципы оборота криптовалют. Остальные части рассматривают криптовалютный бизнес с точки зрения его соответствия AML-законодательству (отмывание средств и борьба с терроризмом).
    
Суще6ственных новшеств, которые могли бы кардинально изменить подход к криптовалютной деятельности, в документ внесено не было. Интересно, что авторы документа предложили по-новому классифицировать децентрализованные приложения dApps. Их предлагается считать сервисом денежных переводов, хотя в них и отсутствует централизованный оператор. И разработчики и обычные пользователи, применяющие dApps, считаются подконтрольными FinCEN.

Однако в качестве операторов денежных переводов не могут быть классифицированы традиционные криптокошельки, в то время как кастодиальные сервисы, которые сохраняют пользовательские ключи безопасности, должны регулироваться и попадать в сферу деятельности FinCEN.

Не будут регулироваться этой организацией те криптобиржи, чья функция ограничивается организацией встречи покупателя с продавцом. Такие DEXs площадки выводятся из-под действия AML-законодательства. В FinCEN также уверены, что криптобиржи обязаны проходитьь регистрацию в качестве операторов денежных переводов.

Напомним, недавно произошел прецедент, когда FinCEN наложила штраф на трейдера, который выполнял обменные операции с биткоинами для своих клиентов. Ему вменялось то, что он не зарегистрировался как оператор денежных переводов и не соблюдал в должной мере банковскую тайну, как того требует соответствующий закон.