Они также уточнили, в чём именно выражается ошибочность представленного расчётного алгоритма. При подсчёте незаконных операций WSJ относила к ним в числе прочих такие, в которых до перевода валюты на кошелек участвовали не более двух посредников. Но даже такое количество участников сделки делает её крайне затруднительной для анализа, поскольку отслеживанию финансового потока препятствует наличие нескольких поэтапных транзакций. Даже если отдельные детали операции кажутся подозрительными,признавать её полностью незаконной неправильно.

Аналитики WSJ, работая с применением этой методологии на бирже ShapeShift, значительно завысили результаты. На самом деле количество сделок, которым сопутствовало отмывание денег, меньше примерно в 4 раза.

Общая сумма теневого дохода в ходе расследования WSJ также оказалась преувеличенной – $9 млн. Разоблачители из CipherBlade заявляют: даже по самым смелым расчётам этот показатель не может превышать 24% от суммы, названной WSJ. Во время проведения операций общая стоимость подозрительных активов не превышала $2,11 млн.

Чтобы сделать перепроверку максимально достоверной, сотрудники CipherBlade также воспользовались методологией WSJ. Но оказалось, что из восьми тысяч заявленных транзакций только 3,5 подлежат учёту. В остальных невозможно установить адрес кошелька либо он указан неправильно.