Хотя это правда, что технология блокчейн позволила новаторам создавать решения, которые ранее считались невозможными или неправдоподобными, есть опасения, что эти инновации достигнут своего полного потенциала, если не будут признаны законом.

 

Нужно ли смарт- контрактам юридическое признание?

Термин смарт-контракт был придуман криптографом Ником Сабо в 1996 году. Он описал его в файле под названием «Умные контракты: создание блоков для цифровых рынков». В своем документе он описал их как «комплекс договоренностей, зафиксированных в цифровой форме, и алгоритм, который автоматически выполняет эти обещания».

С запуском сети Ethereum в 2015 году технология смарт-контрактов стала реальностью и стала легко-доступной в блокчейн-сообществе. Используя интуитивно понятные инструменты и договоренности, люди смогли зафиксировать в сети соглашения со сложными наборами данных и условий. Эти соглашения само-исполняемыми, как это и предсказывал Сабо двадцать лет назад.

За последние два года увеличилось число вычислительных платформ, которые предлагают возможности использования смарт-контрактов. Это NEO, EOS, Cardano – проекты, работающие над созданием –смарт-контрактных решений.

Смарт-контракты приобрели популярность, потому что они обладают несколькими присущими только им преимуществами. Для предприятий они сокращают эксплуатационные расходы, одновременно увеличивая скорость выполнения. Затраты падают из-за того, что нужно меньше обращаться к посредникам. А скорость увеличивает тот факт, что устраняются трудоемкие шаги, связанные с посредниками. Кроме того, смарт-контракты сокращают количество конфликтов за счет повышения прозрачности, поскольку все стороны подчиняются всем частям соглашения.

Хотя многие согласны с тем, что смарт-контракты могут повысить производительность бизнеса, широко распространена озабоченность по поводу их законности – действительно ли они соответствуют требованиям закона в качестве подлежащих исполнению соглашений?

Смарт-контракты - это классический программный код, построенный на основе функций «если, то». Да, человек создает этот код, но после этого программное обеспечение работает независимо после его запуска. Но в юридическом мире такое «сотрудничество» никак не регулируется.

Юридическая фирма Norton Rose Fulbright объясняет: «Во многих юрисдикциях общего права договор может быть действительным только в том случае, если он заключен лицом (например, физическим или юридическим лицом, таким как корпорация), имеющим право это сделать. Существует также общий закон (например, в английском праве), что договор не может возникнуть, если не будет достаточной уверенности в том, кто является договаривающимися сторонами. В некоторых юрисдикциях гражданского права устанавливаются другие юридические требования для формирования юридически обязывающего договора ». То есть смарт-контракты здесь никак не учитываются, хотя это логично – ранее никто не мог подумать, что они возникнут.

В то время как некоторые считают, что законы должны быть обновлены с учетом появления смарт-контрактов, сторонники другой стороны придерживаются мнения, что контракты, которые в настоящее время определены законом, уже охватывают все необходимые сферы. Дело в том, что некоторые эксперты опасаются того, что желая помочь с легализацией, законы могут задушить инновации и замедлить их рост.

Профессор Нью-Йоркской школы бизнеса «Стерн» Эндрю Хинкес сформулировал эти опасения так: «Законы не должны пытаться определять технологии, которые не имеют широко распространенного определения в соответствующих технических сообществах». Тем более, учитывая развивающийся характер сферы применения смарт-контрактов, наверняка законодатели ошибаются в некоторых терминах и используют устаревшие понятия, чтобы регулировать инновации. А это может усугубить ситуацию.

Элементарный пример. Любой, кто недавно наблюдал за сенаторами США, интервьюирующими основателя Facebook Марка Цукерберга, скорее всего, был обеспокоен ограниченным пониманием законодателей в отношении базовых моделей использования Интернета и бизнес-моделей. И если они настолько знакомы с Facebook и его развитием, то представьте насколько они разбираются в блокчейне и криптовалютах.

 

Идентичность на блокчейне

Учитывая озабоченность по поводу постоянно возникающей угрозы кражи личных данных и нарушения конфиденциальности, в ряде блокчейн-проектов используется технология создания цифровых идентификаторов. Их аргументация заключается в том, что такая технология позволяет человеку лучше контролировать свои личные данные. Это называется «само-суверенной» идентичностью. Более того, основанные на блокчейне системы идентификации теоретически должны быть доступны из любой точки мира и легко поддаются проверке. Это уже дает широкий спектр деловых и гуманитарных приложений, которые могут помочь с глобальным кризисом беженцев, когда документы, удостоверяющие личность, часто теряются или повреждаются.

Например, такие проекты, как Sphere Identity и Uport, работают над системами управления идентификационными данными на основе блокчейна. Однако для таких проектов требуются поддержка документов, удостоверяющих личность, выпущенных правительствами (паспорта, водительские права и т. д.). Это необходимо для проверки удостоверений в государственных сетях.

На самом деле это относится ко всем проектам управления идентификационными данными на основе блокчейна, за исключением национальной системы Испании. Это связано с тем, что его сеть, Alastria, поддерживается правительством и, как результат, уже функционирует. Идентификатор Alastria, выданный системой, является юридически действительным и может использоваться для совершения сделок, заключения соглашений, а также для проверки личности.

 

Земельные реестры

Земельные реестры по всему миру погрязли в несоответствиях и нарушениях, которые иногда затрудняют, если не делают невозможным, определить на правовой основе, кто является настоящим владельцем участка земли. Ситуация еще больше усугубляется в развивающихся странах и странах, где стихийные бедствия уничтожили все данные.

Уже есть примеры использования блокчейна для регистрации прав на землю. В Гане это делает проект Bitland. Также власти Индии стараются фиксировать записи земельного кадастра, используя распределенный реестр. Хотя и тут есть нюанс, что проектам необходимо, чтобы документы, подтверждающие право собственности на землю, и зарегистрированные им земельные титулы были юридически признаны.

 

Необходимость законодательной поддержки

Применение технологии блокчейн имеет огромные перспективы. Но становится все более очевидным, что для того, чтобы эти решения могли реализовать свой потенциал, должна существовать благоприятная законодательная среда.

Например, как идентификационные данные, связанные с блочной цепью, так и правовые документы на основе блокчейнов будут бороться за юридическое признание без соответствующих документов, выданных правительством, в то время как смарт-контракты остаются в серой зоне, что может усугубится неэффективными или плохо написанными законами.

Более того, для того, чтобы эффективно функционировать, разные классы решений на основе блокчейнов требуют различного законодательства. Поэтому законодатели всего мира должны рассмотреть вопрос о том, как создать правовую среду, в которой поощряются инновации и рост, и тогда, скорее всего, эти решения будут успешными.